Орэ Олафсен
Это у людей с возрастом приходит маразм и недержание, у вампиров - могущество.
Экипаж нёсся, взлетая над дорогой на крупных ухабах. Несмотря на древность он оказался довольно крепким и до сих пор даже трещал не сильно.
Ничего, недолго осталось... - внутренне напрягся Орэ. И наконец раздался звук, которого он давно дожидался - резко тренькнула тетива, затем ещё раз... Тяжело стрелять с экипажа, мчащегося сквозь лес - мало тряски, так ещё и цель то и дело скрывается за деревьями. Видимо, парень никогда раньше не участвовал в таких боях и не знал, что стрелять надо в упор, когда уже почти поздно. И хотя видит он в темноте неплохо, ему это не поможет попасть в хитрую и вёрткую тварь. "Торговец" держал наготове пару мушкетов - этот, вроде бы, знал свое дело лучше.
Преследуют только загонщики, а вожак сейчас заходит спереди, чтобы появиться далеко перед лошадьми. После того как экипаж затормозит, а эти тупые твари обязательно затормозят, увидев перед собой мерзкие рожи гароу, вожак или кто-нибудь ещё порешит лошадей и все вместе займутся содержимым. Вот тогда и стоит тратить стрелы... - Орэ отчего-то стало тоскливо и... да, стало страшно. Его размеренная жизнь давно не подвергалась такой опасности - на этот раз чувство неуязвимости, развившееся за многие века прозябания в тихой и уютной норе, сыграло с ним дурную шутку. -А не принц ли это подстроил? Весьма похоже на его довольно детский стиль избавления от "бельма" на глазу... - параноидальные настроения проснулись как всегда вовремя. Стало ещё тоскливее - не добьют оборотни, так охотники заинтересуются, а привлекать к себе внимание Орэ категорически не желал, как не желал он опять валяться в торпоре сотню лет, пропитав собой пару кубических футов земли. Его память и без того достаточно пострадала, после того как он полторы сотни лет пробальзамировался на дне озера со слабосолёной водой.
Пора. - Орэ приподнялся и, высунув руку в окно, нащупал свой саквояж, предусмотрительно привязанный поближе к краю. Небольшое усилие и крепящие его веревки лопнули. Орэ затащил саквояж внутрь, засунул в него руку и принялся нащупывать сердца с насыщенной кровью - доставать штейнтруб было некогда, придется глотать целиком. Времени было в обрез...
"Замри!" - с силой посланный приказ заставил его спутников на мгновение оцепенеть, ничего не видя и не слыша. Слабы, как я и думал. - но та легкость, с какой пассажиров удалось уложить, сейчас не радовала. Орэ до предела раскрыл рот, чтобы пролезло гипертрофированное человеческое сердце. Склизкая масса легко прошла челюсти, но вот в глотку её пришлось проталкивать с силой. Увы, времени на второе сердце уже не было. Отпустив спутников Орэ приготовился принять удар от торможения. По телу растекалась жгучая волна боли, такой забытой и потому необычной и интересной. По-крайней мере, после принятия зелья, в ближайшие сутки его не уничтожит даже солнце. Успокоившись, Орэ уже с некоторым любопытством принялся наблюдать за происходящим.